119261, г. Москва, пр-т Ломоносовский, 7, корп. 5

Руководитель экспертной группы РГО «Арктика и освоение морских месторождений» Алексей Фадеев о реализации арктических проектов

29 Апреля 2021 Просмотров: 134

Алексей Михайлович Фадеев, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Института экономических проблем им. Г.П. Лузина ФИЦ КНЦ РАН, профессор Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого, Заместитель председателя общественного совета Комитета по делам Арктики при Правительстве Санкт-Петербурга, Руководитель экспертной группы РГО «Арктика и освоение морских месторождений» поделился мнением о текущем статусе и перспективах развития арктических проектов в очередном номере журнала «Нефть и Капитал». 

- Алексей Михайлович, как Вы оцениваете текущий статус реализации проектов в Арктике в свете современных макроэкономических условий?

Арктика сегодня - безусловный императив экономической стратегии целого ряда регионов нашей страны. Стоит сказать, что в Арктике сегодня создается до 15% ВВП государства, а предприятия, работающие в Арктической зоне РФ, формируют до 25% общего объема экспорта нашей страны. Для России работа в Арктике не есть что-то новое, скорее, наоборот, это одна из традиционных географических локаций, вносящая существенный вклад в экономическое развитие России.

Сегодня Арктике осуществляется добыча биологических и углеводородных ресурсов, растет транспортировка грузов по Северному морскому пути, реализуются проекты по разведке и добыче сырья минерально-сырьевого комплекса.

Нефтегазовый комплекс, как и все иные отрасли экономики, подвержен влиянию внешних макроэкономических факторов. При этом стоит отметить, что разработка ресурсов углеводородов на арктическом шельфе объективно является самым капиталоемким направлением российской нефтегазовой отрасли.

Безусловно, экономика арктических проектов, предусматривающая значительные инвестиции, является чувствительной к цене на нефть.

Вместе с тем, добыча углеводородов на арктическом шельфе – это, по большей части, долгосрочная перспектива. Что касается принятия решений сегодня об инвестициях в геологоразведку на арктическом шельфе, то стоит отметить, что временной горизонт практического запуска этих проектов находится за пределами 2030-2040 г.г.  Учитывая цикличность развития мировой экономики, наличие спадов и подъемов энергетического потребления в мире, есть основания полагать, что вопросы о рентабельности шельфовых проектов в Арктике будут окончательно сняты. 

Текущие колебания, по моему мнению, не окажут существенного влияния на планы энергетических компаний по реализации шельфовых проектов, по крайней мере, в средне- и долгосрочной перспективе.  Вы знаете, что Россия является пионером в вопросах добычи нефти на арктическом шельфе и я считаю, что есть все основания сохранить это лидерство и в будущем.

- Вы считаете, что в сложившихся условиях, освоение шельфовых месторождений Арктики по-прежнему может быть эффективным и рентабельным?

Арктика очень неоднородна: и по ледовым условиям, и по логистической доступности, и по технологическим возможностям разработки отдельных месторождений. Тем не менее, как показывают исследования, часть месторождений западной Арктики (прежде всего, находящиеся в акватории Баренцева моря) более, чем конкурентоспособны, рентабельны и могут быть запущены в разработку в ближайшие годы.

Сегодня работа на шельфе, особенно арктическом, стало предметом достаточно большого количества спекуляций. Я много участвую в различных внешних мероприятиях и, с удивлением для себя констатирую, что иногда зарубежные коллеги высказывают гораздо больше оптимизма в отношении перспектив освоения российской части арктического шельфа, чем наши соотечественники.  Для части коллег, критиковать шельфовые проекты в Арктике стало модным, к сожалению.

Наряду с этим, практика российских энергетических компаний убедительно доказывает, что работать в Арктике можно не только безопасно, но и экономически эффективно.  Тот интерес, который проявляют зарубежные коллеги к реализации текущих и перспективных топливно-энергетических проектов в Арктике, – тому подтверждение.

Важно подчеркнуть, что если сегодня компании-операторы не будут вкладывать средства в проведение геологоразведочных работ (ГРР), то стоимость углеводородов в среднесрочной перспективе значительно возрастет, но уже по другой причине – в силу исчерпаемости эксплуатируемых сегодня месторождений. Об этом необходимо помнить. Восполнить потребность в добыче в данном случае быстро не получится, поэтому продолжение ГРР в Арктике полностью оправдано.

 Кроме того, если мы посмотрим сегодня на предложения нефтегазового сервисного рынка, то сможем констатировать значительное снижение стоимости услуг для проведения геологоразведочных работ – снижение коснулось и ставок за буровые установки, и судов обеспечения, и сопутствующего сервиса. В этом смысле, текущая ценовая конъюнктура благоприятствует проведению геологоразведочных работ на шельфе.

- Как Вы оцениваете развитие альтернативных источников энергии в мире? Насколько они составляют конкуренцию традиционным углеводородам?

Я убежден, что за ними будущее. Но! Но данный энергопереход должен произойти эволюционным, а не революционным путем. По оценкам экспертов, примерно через 150-200 лет мы, возможно, полностью исчерпаем запасы традиционных углеводородов. И тогда на службу человечеству придет энергия солнца, воды, ветра и так далее, которые сегодня активно развиваются. Неспроста многие компании, которые раньше именовались нефтяными или газовыми, сегодня носят название энергетических: практически в каждой крупной корпорации есть подразделения, которые занимаются развитием альтернативных источников энергии, то есть, демонстрируется мультивекторное энергетическое развитие.  Но говорить о серьезной конкуренции альтернативных источников традиционным, убежден, преждевременно. Давайте, посмотрим, кто призывает нас отказаться от традиционных источников энергии? Как правило, это страны, которые сами не располагают традиционными запасами углеводородов. Поэтому, такие призывы, очень часто, не более, чем геополитический лозунг.

- Насколько введенные ранее секторальные санкции против российских энергетических компаний повлияли на реализацию шельфовых проектов?

Очевидный факт - санкции не оказали критического влияния на реализуемые проекты, то есть, не остановили их. Возможно, санкции сделали текущие проекты чуть менее удобными – появилась необходимость в переориентации поставщиков с Запада на Восток, а также, самое главное, санкции сформировали дополнительные возможности для развития национального сервисного российского рынка.

Общепринято рассматривать санкции только с негативной точки зрения.  Наряду с этим, не оспаривая отрицательное влияние этих мер для каждой из сторон, я вижу в сложившейся ситуации и очевидные плюсы – сегодня российский нефтегазовый сервис имеет уникальную возможность развития и выхода на высокотехнологичный рынок нефтегазового оборудования и сервиса. Для российских компаний, введенные ограничения на поставку западного оборудования и технологий, становятся новыми точками роста профессиональных компетенций и перспективного развития.

Конечно, необходимо проделать большую работу, чтобы соответствовать международным требованиям в области HSE (ОТ и ТБ), качества, сроков выполнения работ, но мировой опыт показывает, что это возможно.

Говоря о технологиях, конечно, нельзя обойти стороной тему импортозамещения и развития национального сервисного рынка поставщиков. Здесь российскими энергетическими компаниями, совместно с российской промышленностью, также проводится системная работа по созданию российских образцов оборудования и техники для проведения сейсморазведочных работ. Уже реализовано несколько проектов. Так, например, сегодня в России создан полностью готовый к использованию комплекс морской сейсморазведки с использованием донных станций и сегодня можно уже уверенно констатировать отсутствие зависимости от иностранного оборудования при проведении сейсморазведочных работ с донными станциями.

Изготовленный комплекс был представлен в прошлом году на крупнейшей международной выставке EAGE-2019 в Лондоне 3-6 июня и получил высокую оценку.

- Освоение морских углеводородных месторождений Арктики – наукоёмкий процесс, требующий применения уникальных технологий. Каким образом Россия способна обеспечить реализацию шельфовых проектов, в том числе, арктических?

Сегодня нефтегазовый комплекс перестал быть простым в технологическом отношении: освоение месторождений сегодня требует от науки и производства создания целого ряда принципиально новых технических средств, а технологии освоения, по своей сложности, сопоставимы с технологиями освоения космоса и нанотехнологиями. Сегодня в нашем профессиональном словаре появились такие понятия как «интеллектуальное месторождение» и «интеллектуальная скважина».

Несмотря на свою «сырьевую» направленность, именно деятельность нефтегазового комплекса полностью соответствует государственной задаче по переходу на инновационный путь развития.

Многие энергетические корпорации взяли курс на цифровизацию своей деятельности: создаются цифровые двойники, геологические решения принимаются на основе цифровой интерпретации множества получаемых данных, не месторождениях работают беспилотные летательные аппараты,  роботизированные буровые установки и подводные добычные комплексы, обеспечивающие добычу нефти и газа без непосредственного присутствия человека.

Наука активно движется вперед и в настоящее время существует целый ряд предложений, способных существенно повысить эффективность разработки шельфовых месторождений. Например, до недавнего времени, распространенным подходом при характеристике шельфовых месторождений являлся анализ показателей доходов и расходов, то есть показателей, лежащих прежде всего в финансовой плоскости.  Применение данного подхода в неизменном виде для оценки технико-экономического потенциала нефтегазовых месторождений не позволяет получить полные результаты, поскольку не учитываются различные специфические показатели, отражающие полные характеристики проектов освоения месторождений, в том числе, ресурсный потенциал, климатические условия и развитие сервисной инфраструктуры, логистическая доступность, ледовые условия, а также мультипликативные эффекты ,возникающие при загрузке основных отраслей промышленности ходе реализации проектов на шельфе.

Так, например, существуют расчеты, которые свидетельствуют о том ,что доходы по машиностроительной (неуглеводородной) линии, при реализации отдельных проектов на арктическом шельфе ,могут почти вдвое (!) превысить доходы от прямой продажи углеводородов.

В настоящий момент, например, на базе Института экономических проблем им. Г.П. Лузина  ФИЦ КНЦ РАН, разработаны методики, которые позволяют максимально объективно оценить как сам технико-экономический потенциал месторождения (включающий в себя запасы, технологии, перспективы сбыта продукции), так и влияние разработки месторождения на социально-экономическое развитие прибрежных регионов.

Таким образом, существует возможность комплексной, интегрированной оценки перспектив разработки месторождения с возможностью составления их рейтинга, позволяющий определить приоритетность, очередность разработки арктических месторождений с максимально эффективностью и при наименьших затратах.

Освоение Арктики – высокотехнологичный процесс, определяющий инновационное развитие целого ряда отраслей и территорий, формирующий кластеры конкурентоспособности. Освоение морских углеводородных месторождений на шельфе, несмотря на «сырьевую» направленность, полностью соответствует стратегической линии государства по переходу на инновационный путь развития. Так, в настоящее время, на шельфе работают более 10 государств, уже сегодня имеющие технологии по разведке и добыче углеводородов, схожие с технологиями освоения космоса.

Развитие технологий добычи в арктических условиях является одним из основных вызовов российской нефтегазовой отрасли. Несмотря на это, Россия сохраняет лидерство в разработке нефтегазовых месторождений в арктических условиях со сложной ледовой обстановкой. Очевидно, что одним из основных условий такого развития являются увеличение инвестиций в собственные научные разработки.

В качестве эффективного инструмента объединения ресурсов компаний и государства для достижения стратегических целей успешно зарекомендовал себя механизм частно-государственно  партнерства. Подобный подход позволяет заинтересовать потенциальных инвесторов в проекте, обеспечить распределение рисков получения «отрицательных» результатов поиска и разведки, оперативно адаптировать законодательство, включая необходимые меры по устранению возможных административных барьеров.

- В случае отмены введенных секторальных санкций, какой путь для России с точки зрения международного сотрудничества Вы считаете оптимальным?

Россия всегда была открыта для сотрудничества. Остается таковой и сегодня. Мировой опыт реализации нефтегазовых проектов показывает, что международная кооперация при освоении арктических месторождений способна создать значительный экономический мультипликативный эффект. Потенциальное международное  сотрудничество в российской Арктике может существовать, однако осуществляться оно должно, прежде всего, в интересах Российской Федерации.

В настоящее время в мире сложились два основных подхода к организации международного сотрудничества на шельфе.

В рамках первого подхода государство проводит политику «открытых дверей», допускающую участие иностранного капитала на любых стадиях освоения энергетического потенциала. Второй подход характеризуется тем, что государство придерживается ограничительной политики в отношении своих северных запасов, полностью закрывая для иностранного капитала сферу геологоразведочных работ и привлекая на различных условиях иностранные инвестиции к работам по добыче. Одновременно предпринимаются экспансивные шаги через получение долей в зарубежных нефтегазодобывающих проектах.

Первый подход позволяет быстро и относительно эффективно (для государства, открывающего доступ иностранному капиталу) организовать освоение ресурсов при помощи иностранных компаний, берущих на себя значительную часть финансирования работ и управления рисками. Однако данный подход ограничивает возможности государства в формировании национального сервисного рынка, технологий и «ноу-хау» по разработке шельфа, производству продуктов с высокой добавленной стоимостью.

Преимущество второго подхода в международном сотрудничестве – возможность формирования отечественного сервисного рынка, получения долей в зарубежных проектах. Реализация такого подхода требует наличия значительных собственных средств у государства, необходимых для проведения части работ на шельфе, а также выработки продуманной промышленной, инвестиционной и международной политики.

Мировой опыт показывает, что процедура доступа иностранных компаний к разработке углеводородных месторождений может эффективно использоваться как инструмент решения широкого круга собственных технологических, экономических и социальных проблем, однако, убежден, любое международное сотрудничество нашей стране должно решаться в пользу Российской Федерации.

- Освоение шельфа Арктики во многом сопряжено с перспективами улучшения социально-экономического положения в прибрежных регионах. Считаете ли Вы, что существующий потенциал регионов по-прежнему может быть востребован при освоении шельфа?

Вне всяких сомнений. Сегодня в России есть несколько городов, имеющих полное право считаться воротами в Арктику. Это, прежде всего, Мурманск, Архангельск и Нарьян-Мар.

Близость к разведанным месторождениям углеводородного сырья, высокий кадровый, интеллектуальный потенциал – все это очевидные конкурентные преимущества указанных географических локаций.

Важно помнить, что нефтегазовая промышленность способна обеспечить загрузку сотням предприятий смежных отраслей и в настоящее время имеет исключительное экономическое и социальное значение, предопределяя занятость населения, оперативность экономических связей, укрепление межрегиональных отношений, а также повышение налогооблагаемой базы. Наращивание производства в смежных отраслях промышленности будет способствовать росту спроса на продукцию этих отраслей через цепочки технологических связей и тем самым формировать у них дополнительные ресурсы.

Именно в промышленности создается основной объем валового внутреннего продукта, и именно промышленность определяет технический уровень других отраслей народного хозяйства и социальной сферы, и, следовательно, положительная динамика промышленности предопределяет все состояние общественного развития региона.

- По Вашему мнению, российская промышленность готова к работе на шельфе Арктики?

Уже сегодня часть российский региональных поставщиков успешно участвует в проводимых операторами тендерах. Во многом это заслуга той системной работы, которую проводят Ассоциации подрядчиков арктических проектов «Мурманшельф» и «Совзвездие», отмечающих в этом году т свое 15-летие.

На начальном этапе реализации нефтегазовых проектов, малые и средние предприятия региона способны выполнять буровзрывные работы, дробление, перемещение скальных пород, намывку песка, строительство подъездных и внутриобъектовых автомобильных дорог, возведение причалов, проведение всех электромонтажных работ для временного энергоснабжения на период строительства, устройство сетей и коммуникаций под временные и постоянные здания и сооружения.

Судоремонтные предприятия области способны выполнять сборку металлоконструкций, строительство плавпричалов, ремонт судов, занятых в работах по обустройству месторождений.

Многое из необходимого для реализации проектов может быть представлено российскими, в том числе региональными компаниями: от газотурбинных установок, труб, стали до гвоздей. Могут быть задействованы мощности малых и средних региональных компаний при проведении изысканий, буровых работ, оказании транспортных услуг, в том числе судоходными компаниями. Весьма перспективным является использование для нужд проекта ледокольного флота.

Часто территории и производственные мощности предприятий малого и среднего бизнеса являются перспективными для размещения баз материально-технического снабжения буровых работ, эксплуатации месторождений, транспортировки нефти, газа и газового конденсата, монтажа и ремонта платформ и оборудования, обслуживания флота и социального обеспечения с использованием существующих производственных мощностей и трудовых ресурсов.

Уверен, что высокотехнологичные проекты также будут доступны российским компаниям в ближайшем будущем.

Участие в программах импортозамещения, которые сегодня активно проводятся на всех уровнях, – также прекрасная возможность для российских предприятий заявить о себе.

Россия – северная страна, почти 2/3 территории государства – это территории с вечной мерзлотой. Долгое время освоение Арктики требовало от нас самопожертвования и героизма. Сегодня, в начале нового тысячелетия, Россия стоит на пороге новых реалий, в которых Арктика воспринимается уже не только как место подвига, но и как перспективная экономическая территория.

Журнал «Нефть и Капитал»



 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений